Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Города в 21 веке. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Города в 21 веке. Read more...
   |   

В заложниках безощадности

На уходящей неделе Кабмин принял решение о снижении социальных нормативов на услуги ЖКХ с учетом фактического потребления энергоносителей населением.  Изменения вступят в силу уже со следующего отопительного сезона и напрямую коснутся самых незащищенных — получателей субсидий. Госпомощь на оплату услуг ЖКХ начисляется, исходя именно из норм потребления.

Это не значит, что субсидианты должны меньше потреблять, но они точно должны будут оплатить из своего кармана за потребление выше норматива, даже если не могут на это потребление влиять. В следующем же отопительном сезоне ожидается коррекция количества самих получателей субсидий, ведь при назначении госпомощи учитывается доход семьи, и с ростом минимальной зарплаты число претендентов на субсидию ожидаемо сократится. Вишенкой на торте стало заявление НКРЭКУ о том, что действующий тариф на электроэнергию для населения оказался "нерыночным", и оно (население) оплачивает только 42% стоимости.

А значит, ожидаемое с марта 30-процентное подорожание электричества может оказаться в итоге 60-процентным, хотя внятных расчетов-обоснований по этому поводу никто так и не предоставил. Видимо, власти решили бороться не с отсутствием учета и избыточным потреблением, не с монополистами рынка и непрозрачным тарифообразованием, а с потребителями и получателями субсидий. Два года назад на отопление одного квадратного метра по нормативам выделялось 11 кубометров газа. Затем показатель снизили до 7 кубометров. Теперь норматив составляет 5,5 кубометра.

При этом чиновники, комментируя решение, отмечали, что, по их подсчетам, потребление прошлой зимой составило в среднем 5,3 кубометра на 1 кв. м жилья. Это яркая демонстрация отсутствия какого-либо достоверного учета в секторе. Для того чтобы оценить потребление, Кабмину потребовалось два года эмпирических исследований, при этом их достоверность никто не спешит подтверждать, да и перепроверить их сложно. Ведь счетчики установлены далеко не везде, а привязывают тарифы к квадратным метрам. Тем не менее в домах, где установлены счетчики для централизованного отопления, нормы уменьшат с 0,0548 до 0,0431 Гкал на 1 кв. м площади. Норму потребления электричества снизят с 65 до 51 кВт·час, а природного газа для индивидуального отопления — с 5,5 до 5 кубометра на 1 кв. м отапливаемой площади. Эти меры позволят сократить объемы начисляемых субсидий, отчасти будут мотивировать людей к экономии, но реальным стимулом энергосбережения не станут, потому что далеко не всегда семьи могут собственноручно сокращать потребление, зависящее от множества факторов, на которые конечный потребитель не влияет. В течение прошлого года продолжалось повышение тарифов на все виды услуг ЖКХ: электроэнергия подорожала в 1,6 раза, холодная вода и газ — в 1,42, горячая вода — в 1,82, отопление — почти в 1,9 раза. Украинцы пытаются экономить: по данным НБУ, потребление услуг ЖКХ сократилось почти на 7%.

Это, кстати, единственная позиция из анализируемых, по которой зафиксировано снижение. Но финансовый ресурс семей исчерпывается. Тот же Нацбанк в своем Инфляционном отчете отмечает, что объемы потребления (не только услуг ЖКХ) с конца 2014 г. опережали рост доходов населения. Подорожание не только коммуналки, но и других товаров и услуг постепенно истончало семейные бюджеты, что привело к использованию населением сбережений, накопленных в предыдущие годы. Украинцы активно продают валюту, чтобы поддерживать тот уровень жизни, к которому привыкли. По данным НБУ, превышение продажи валюты населением над покупкой во втором и третьем кварталах 2016-го было наибольшим с 2002 г. Но и этого не хватило. С декабря прошлого года наблюдается рост задолженности за оплату услуг ЖКХ населением. Украинцы в массе своей — добросовестные потребители, уровень оплаты за коммуналку всегда составлял 90% и выше. Но статистика прошедшего года получилась другой. За 2016 г. населению за услуги ЖКХ было начислено к оплате 72,5 млрд грн, а оплачено — 60 млрд.

Уровень оплаты с начала года — 82,8%, но в декабре — уже только 63,8%. Отопительный сезон, очевидно, внес свои коррективы. Нетрудно предположить, как изменится платежная дисциплина, когда стоимость электроэнергии увеличат еще на 60%. На конец декабря 2016-го задолженность населения за централизованное отопление и горячее водоснабжение составила 9,4 млрд грн, за газоснабжение — 6,4 млрд, содержание домов и придомовых территорий — 2,4 млрд, централизованное водоснабжение — 1,5 млрд, вывоз бытовых отходов — 0,4 млрд, электроэнергию — 3,3 млрд грн. Итого — 23,4 млрд грн долгов. Конечно, эта сумма возникла не за год, но только за 2016-й "накопилось" 12,5 млрд, то есть задолженность выросла более чем вдвое. При этом в первом полугодии 2016-го из-за неадекватных норм потребления государство с помощью субсидий "переплатило" за газ 11 млрд грн. Суммы сравнимы, разница лишь в том, что долги населения — это живые деньги, которые нужно вытащить из семейных бюджетов, а "переплаты" государства — это взаимозачеты между поставщиками… и кто там считает эти "копейки".

В стране уже 44% семей получают субсидии. В некоторых регионах, например, Тернопольской и Сумской областях, их оформили свыше 60% семей. Только в 2016-м за субсидиями обратилось 7,4 млн домохозяйств, или на 25,5% больше, чем в предыдущем году. Получили все и даже больше. По данным Госстата, субсидии оформлены 103% обратившихся (с учетом заявлений, поступивших в 2015-м). Большинство субсидиантов — жители городов (5 млн семей), то есть преимущественно тех самых многоквартирных домов старой застройки, утеплить и модернизировать которые сложнее всего. Средний размер назначенной субсидии на одно домохозяйство в декабре 2016-го увеличился по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 25,1% и составил 1364 грн. При этом среднее начисление за услуги ЖКХ в декабре 2016-го — 1557 грн, вроде как государство должно справляться, но долги растут.

Ведь были и платежки, в которых сумма в полторы тысячи гривен с трудом покрывала только счет за отопление. А тех, кто внятно смог бы объяснить принципы тарифообразования, так и не нашлось. Почему, например, стоимость электроэнергии, повысившаяся за два последних года на 200%, оказалась в итоге "ниже рыночной"? Как можно определить рыночную стоимость, если рынок как таковой отсутствует, а формирование тарифа — это борьба между популистами и монополистами? Напомним, что тариф на электроэнергию для потребителей повышается для того, чтобы ликвидировать перекрестное субсидирование — дотации населению за счет промышленности. Ликвидировать его, как видим, не могут — тариф "нерыночный". При этом стоимость электричества для промышленности, субсидирующей население, с 2015-го повышали трижды. Что-то не сходится. В то же время производительность государственного "Центрэнерго", приватизацию которого снова перенесли, падает, государственные же АЭС все время в ремонтах, и только частный ДТЭК наращивает производство. Соответственно распределяются и прибыли от повышаемых тарифов — ДТЭК и Ахметов в выигрыше, как понимаете. Выиграть хочет и инвесткомпания ICU, владеющая евробондами ДТЭК и докупавшая их даже в 2015-м, когда компания показывала рекордные убытки. Вроде как ничего крамольного в этой инвестиции нет, лишь два нюанса: нынешний руководитель НКРЭКУ, систематически повышающей тарифы, — бывший сотрудник ICU, а президент страны Порошенко — человек, в интересах которого ICU работает.

А что делать потребителю — заложнику этой борьбы за сверхприбыли — в таких "рыночных" условиях? На программе "теплых кредитов" далеко не уедешь. Статистика многообещающая — ссуды получили 200 тыс. семей и почти 400 ОСМД, подписано свыше 200 местных программ софинансирования. Но общая сумма выданных кредитов недотягивает до 3 млрд грн, при этом государство компенсировало лишь миллиард. Такими темпами нам потребуются десятилетия для тепломодернизации. Правда, глава Госэнергоэффективности утверждает, что сокращение потребления газа произошло именно благодаря этой инициативе. Однако НАК выдает статистику, говорящую об обратном: за 2016 г. потребление на 12% снизилось в промышленном секторе, население, наоборот, стало потреблять больше (+5%). Как ни странно, пытаются экономить ТКЭ — они сократили производство тепловой энергии для населения на 3%, но перекрыть рост потребления все равно не смогли. Не справляется с проблемой и пятилетняя "рассрочка" на оплату коммуналки. В 2016-м с населением было заключено 36 тыс. договоров о погашении реструктуризированной задолженности на общую сумму 165 млн грн. Сумма внесенных платежей с учетом долгосрочных договоров составила и того меньше — 102,6 млн грн. На фоне более чем 12-миллиардного прироста долгов только за прошлый год выглядят эти инициативы, мягко говоря, бледно. Власти придумывают разнообразные способы того, как урезонить неплательщиков, — от вполне мирной, но неэффективной реструктуризации задолженностей до пугающего, но юридически сложного ареста имущества должников. Предлагают, например, ввести пеню для неплательщиков. Новая редакция закона о жилищно-коммунальных услугах, которая сейчас находится в парламенте, предусматривает начисление 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки. С одной стороны, размер пени выглядит относительно небольшим, если речь идет о платежке в полторы тысячи и задолженности в пару месяцев (хотя в пересчете на 12 месяцев "накапывает" 36,5% годовых), с другой — если в семье действительно нет денег на оплату самого счета, пеня достаточным мотиватором не станет. Несвоевременная оплата, отягощенная субсидиями, которые проходят на уровне взаимозачетов между государством и поставщиками, в буквальном смысле разваливает отрасль. Об экономии и модернизации в таких условиях говорить сложно, если вообще возможно.

Убытки предприятий ЖКХ в 2014-м составили 3 млрд грн, в 2015-м — 4,2 млрд, за девять месяцев 2016-го — перевалили за 5,5 млрд грн. Дебиторская задолженность предприятий ЖКХ за этот же период составила 13,3 млрд грн, кредиторская — 28 млрд. Организациям ЖКХ с начала года начислено 52,5 млрд грн, из них 12,2 млрд — только за декабрь 2016-го. А вот перечислено всего 37,5 млрд грн (за декабрь — 7,9 млрд). Задолженность бюджетов всех уровней перед организациями, предоставляющими жилищно-коммунальные услуги, на конец декабря составила 22,6 млрд грн. Согласитесь, что-то утеплять, латать и конопатить, если оборотных средств не хватает, затруднительно. Но примечательно, пожалуй, другое — это акценты, которые правительство расставляет таким образом, чтобы заставить людей оплатить астрономические счета, а не попытаться снизить суммы в платежках. Энергоэффективность — один из приоритетов Министерства регионального развития. Монетизация субсидий — в приоритетах Министерства социальной политики, открытый рынок энергетики — первоочередная цель Минэнергоугольпрома. Все вроде бы при деле, а работа не спорится. Системы теплоснабжения изношены, в них теряется порядка 2,5 млрд кубометров газа, потери в домах еще больше — около 9 млрд кубометров. Люди оплачивают, но не получают свыше 11 млрд кубометров газа из 18,6 млрд, поставляемых для нужд ЖКХ. Сократить потери может только модернизация, требующая огромных инвестиций. При этом производители тепла, такая уж у нас система расчетов, обязаны заплатить за газ до того, как с ними рассчитается конечный потребитель. Это порождает хронические задолженности и отсутствие средств для поддержания изношенной на 70% инфраструктуры хотя бы в удовлетворительном состоянии. При этом система субсидий не мотивирует поставщиков экономить, ведь чем больше тепла они поставят (или потеряют), тем больше средств из бюджета получат. Конечные потребители также лишены каких-либо возможностей исправить ситуацию принципиально.

Теоретически ОСМД могут выбирать поставщиков, практически — нет. Утепление домов тоже проходит вяло, так как требует средств, а главное, желания большинства жильцов что-то менять. Но мы помним, что 60% семей, получающих субсидии, живут именно в многоквартирных домах. Они не заинтересованы в утеплении, поскольку не ощущают в полной мере бремя "рыночных" тарифов. Местные власти, несмотря на всевозможные успехи децентрализации, повышением энергоэффективности тоже не обеспокоены. В Украине есть успешные кейсы, когда на местах привлекались инвестиции, проводилось централизованное утепление домов и обновление инфраструктуры, но их можно сосчитать на пальцах одной руки. В массе своей власть на местах кивает в сторону Кабмина, считая, что именно там должны разобраться с энергетическими проблемами регионов. При этом, например, уровень оплаты за услуги ЖКХ в Сумской области, лидирующей по количеству семей, оформивших субсидии, по итогам 2016-го составил только 40%. Минрегионстрой, занявшись вплотную реформированием сектора, подготовил целый ряд законопроектов (об энергоэффективности сооружений, жилищно-коммунальных услугах, коммерческом учете и пр.), призванных создать новые правила работы рынка. Но даже когда заработает Фонд энергоэффективности, поддерживаемый грантами и технической помощью международных организаций, по оценкам самого Минрегиона, объем выплачиваемых из бюджета субсидий сократится на 5 млрд грн, а потребление газа — на 1,5 млрд кубометров в год. Это несравнимые показатели с текущими бюджетными тратами на субсидии и оплаченными потребителями энергетическими потерями. Они не исправят ситуацию мгновенно, но способны заложить фундамент реальной реформы. Все эти законопроекты ожидают принятия в парламенте. В том самом, в котором не набирается и двух сотен депутатов для проведения заседаний.

И одного принятия законов мало, они еще должны заработать, на что потребуется время. А впереди еще разработка многочисленных новых технических регламентов и систем сертификации, порядков, правил и перечней. Только лишь установка в домах узлов учета тепла и воды позволила бы в течение трех лет сократить потребление на 15–20%, но необходимый для этого законопроект как был принят в первом чтении в октябре прошлого года, так и лежит в парламенте по сей день. А если вникнуть в остальные планы Минрегиона, становится ясно, что даже стахановскими темпами реализовать все к началу следующего отопительного сезона невозможно, да и к сезону 2018/2019 — маловероятно. Накопившиеся проблемы умножатся, ведь семей, получающих субсидии, будет меньше, а суммы в платежках снизятся едва ли. Сокращение потребления газа требует, по оценкам Минрегиона, 30 млрд евро. Доноры готовы предоставить Фонду энергоэффективности 100 млн евро и консультативную помощь. Остальное — вложения местных бюджетов, ОСМД и граждан. Фонд готов покрывать от 20 до 50% стоимости каждого проекта. Реально ли это, учитывая, что половина семей — получатели субсидий, а половина тратит последнее на оплату счетов? А главное, как скоро мы ощутим положительные изменения, если даже базовые законы, необходимые для старта реформы, еще не приняты? Политической воли нет или есть желание продлить банкет за счет потребителей?

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Города в 21 веке
000709627
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
363
1663
29772
709627

Ваш IP: 54.224.78.106
Server Time: 2017-04-24 10:21:06