Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Города в 21 веке. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Города в 21 веке. Read more...
   |   

Битва за климат будет выиграна или проиграна в городах

битва за климат

Автор: Андрей Петров

МЕХИКО ПЕРЕИМЕНОВЫВАЕТСЯ… в Мехико. Конечно, для иностранцев это немного странно, но дело в том, что на протяжении почти 200 лет официально мексиканская столица именовалась «Федеральный округ Мехико», чем подчёркивался её ранг политического центра страны. С января 2016 года город сменил статус и название, чтобы обрести автономию и гибкость в управлении на уровне штатов (хотя не совсем). Итак, знакомьтесь: Cuidad de Mexico. Просто «город Мехико». Или, если пользоваться новоизобретённым сокращением, CDMX.

Логотип CDMX реет на прямоугольных вымпелах над покупателями, пробирающимися по оживлённым улицам центра. Этот трафарет на полицейских пикапах, до отказа забитых улыбающимися, но всё же до зубов экипированными в расчёте на беспорядки полицейскими. Мэр даже велел владельцам такси раскрасить весь их флот (а это 140 000 машин) в розовый и белый цвета: официальные цвета CDMX. И такси десятками вьются вокруг пузатых гармошек столичных автобусов MetroBus с гигантскими надписями CDMX на боках.

Брендинг особенно напорист в заполненном памятниками центральном районе, в том числе вокруг отеля Hilton Reforma. И он просто вышел из берегов в последнюю неделю ноября, когда в отеле проходил саммит мэров C40:  международная конференция, посвящённая тому, как города борются с изменением климата. Независимо от того, что делают их родные страны – несмотря на выборы в США, Брекзит и другие геополитические события – многие из них продолжают идти вперёд.

Поэтому когда Эндрю Стир (Andrew Steer), президент World Resources Institute, заявил с трибуны конференц-зала, что «битва за климат будет выиграна или проиграна в городах», он лишь отчасти работал на публику. Потому что сразу следом за этим он презентовалDeadline 2020: стостраничный отчёт с подробным описанием того, что 90 городов мира, связанных программой C40, предпринимают ради спасения Земли от катастрофы. Эти города должны пройти пик своих выбросов к 2020 году. Deadline 2020 является первой важной вехой на пути реализации Парижских соглашений, где описаны темп и приоритетность действий на следующие пять лет (текст доклада можно скачать отсюда:www.c40.org/other/deadline_2020).

В этом контексте критически важны следующие четыре года. Климатологи говорят о «накопленном потеплении»: о том, которое должно уже случиться из-за произведённых выбросов. Если города группы C40 хотят достичь цели в 1,5°С прироста температуры максимум, её членам необходимо сократить к 2020 году выбросы парниковых газов с 5,1 до 2,1 тонны на человека в год. Правда, есть мнение, что прирост на 1,2°С уже неизбежен. Другие, более пессимистичные прогнозы говорят, что и 1,5°С уже реальность.

Правда, даже добившись успеха, города из списка C40 всего-то обеспечат лишь 40% сокращений, необходимых для достижения целей Парижского соглашения. Прочий мир ответит за остальные 60%. Поэтому красивая фраза про борьбу за изменение климата, которую выиграют или проиграют в городах, не совсем точна.

Просто, как пишет Уильям Свит (William Sweet ) в книге «Дипломатия климата: из Рио в Париж», если вы сидите в машине, летящей в скалу или в кирпичную стену… вы жмёте на тормоза и надеетесь на удачу.

И вечный бой…

Программа действия по борьбе с изменением климата всегда сводится к двум вопросам: что вы можете сделать? как быстро вы можете это сделать?

Эти характеристики, как правило, обратно пропорциональны друг другу. В зависимости от дохода, отдельный человек может немедленно принять отчаянные меры: купить электромобиль «Тесла», установить, где возможно, солнечные батареи, сдать в переработку все картонки с чердака, установить окна с двойным стеклопакетом, посадить дерево. Ни одно из этих действий, очевидно, не приблизит ни на шаг к спасению мира.

На другом конце весов находятся страны и правительства, которые могут инициировать глобальные изменения в обществе для сокращения выбросов парниковых газов. Но за какое время?

Посмотрите на темпы климатической дипломатии. ООН впервые согласилась с тем, что изменение климата опасно, в 1992 году на саммите в Рио-де-Жанейро. Понадобилось два десятилетия, чтобы страны пришли к консенсусу по количественной оценке того, какое глобальное потепление считать опасным, а затем ещё четыре года на подписание соглашения о принятии мер до того, как мир подойдёт к опасной черте.

И хотя многие страны взяли на себя обязательства сократить выбросы углекислого газа, они до сих пор не договорились о простейших вещах:  например, о едином, объективном и верифицируемом способе подсчёта того, сколько каждая страна в настоящее время выбрасывает в атмосферу.

И это не говоря уж о туманном будущем самого Парижского протокола.

Города сами по себе не могут спасти Парижское соглашение или мир в целом. Но они могут действовать намного быстрее и эффективнее, чем страны и государства. Посмотрите на Мехико. В 1992 году это был самый загрязнённый город на планете. А в течение недели конференции C40 качество воздуха было вполне приличным: не идеальным, но и не катастрофическим. И всё благодаря новым городским нормативам, ограничившим автомобильное движение, вынуждающим такси и автобусы становиться «зелёными», делающим многие улицы и кварталы безопасными для велосипедистов и пешеходов. Конечно, всё это снижает углеродный след города.

Причём экологические решения не парят в пустоте. Многие города являются крупными экономическими игроками. Мехико – это примерно 16 процентов ВВП Мексики. Другой пример: китайский Шэньчжэнь, который активно электрифицирует городской парк такси и автобусов, и строит планы также и на частные автомобили. А это порядка 15 миллионов человек.

Движение C40 появились после того, как мэр Лондона Кен Ливингстон созвал мэров 17 городов, которые уже принимали разные меры борьбы с изменением климата. Он придумал своего рода социальную сеть, в которой мегаполисы могли бы оптимизировать свои усилия, обмениваясь идеями, данными, успехами и ошибками. Он и другие коллеги-мэры решили, что группа должна включать 20 городов Севера и 20 городов Юга. Так родилась группа C40. В число членов входят очевидный Портленд в штате Вашингтон, влиятельный Нью-Йорк, внезапно разросшийся Йоханнесбург, бурно расширяющаяся Аддис-Абеба, и другие. Между 2005 и 2016 годами в этих городах было принято более 11 тысяч различных решений, направленных на уменьшение выбросов, борьбу с паводками или засухой. Эти действия не всегда эпохальны, но они осязаемы и реальны. Те же двойные сочленённые метробусы Мехико, которые ежедневно перевозят более миллиона человек, – один из примеров, достойных одобрения.

Основную массу составляют проекты городского благоустройства. Кольката довела до 80 процентов уровень сортировки ТБО. Сидней и Мельбурн разработали единые строгие зелёные строительные нормативы. Копенгаген ищет решение проблем периодического затопления (из-за повышения уровня моря и ливней) путём создания больших газонов вдоль основных магистралей. В отдельности каждое из этих решений составляют лишь долю тех действий, которые необходимы для того, чтобы Земля не нагревалась на 1,5°C. Но взятые в совокупности, они значат очень много.

Но согласно докладу Deadline 2020, городам C40 необходимо сделать около 14 тысяч аналогичных шагов до 2020 года, чтобы внести адекватный вклад в предотвращение катастрофического потепления.

Почему города?

Данные из доклада Deadline 2020 не могут не шокировать. Города C40 ради этих гипотетических 14 тысяч шагов должны потратить за три года более 375 миллиардов долларов. Трудно представить, что городам со всеми их проблемами не на что больше расходовать средства…

Но Кловер Мур (Clover Moore), лорд-мэр Сиднея, говорит, что города всё равно вынуждены тратить огромные деньги, и часто именно зелёные решения благотворнее для экономики, как ни странно. Например, транспорт. Транспорт не просто перемещает людей: он перемещает финансовые и интеллектуальные потоки. Зелёные города привлекательнее для молодого активного поколения, называйте его как хотите: миллениалы, креативный класс, яппи. Им нравятся современные чистые города и чистый транспорт, они приезжают сюда жить по-новому и остаются тратить здесь свои деньги. Или уезжают, если не нравится.

Можно ли сделать так, чтобы города не увязли в политической болтовне, которая парализует правительства и страны? «В высших эшелонах власти дебаты о климате часто носят философский характер, – говорила мэр американского округа Колумбия Мюриэл Баузер (Muriel Bowser). – Государства могучи, их экономики разнообразны, и правительственные чиновники могут препираться годами. Мэр города не может позволить себе такой роскоши. Вы должны выводить городской транспорт на линию, вывозить мусор, следить за тем, чтобы дети вовремя попадали в школу, а полицейские и пожарные на место происшествия. Изменение климата уже оказывает прямое давление на многие из этих функций. Города ждут действий, а не болтовни».

За последнее десятилетие города С40 не только обменивались отчётами об успехах и ошибках. Они, а не министерства и ведомства создали и согласовали между собой стандартизированную систему учёта выбросов: Global Protocol for Community-Scale Greenhouse Gas Emission Inventories, GPC (Глобальный протокол для кадастров выбросов парниковых газов). Сейчас это наиболее широко используемый международный инструмент количественной оценки и регулирования выбросов парниковых газов. Он служит основой для почти всех стандартов и программ по учёту парниковых газов в мире. Сегодня каждый город C40 отчитывается о своих выбросах, используя этот универсальный стандарт.

Есть ещё один аспект того, почему города берут на себя инициативу в борьбе с изменениями климата. Но сначала вопрос: можете ли вы назвать, не глядя в Google, самый свирепый ураган, когда-либо зафиксированный метеорологическими службами? Он случился в 2015 году. Нет? Вероятно, потому, что ураган Патрисиа, скорость ветра в котором достигала 325 км/час (с порывами до 400 км/час), пролетел по малонаселённой части Мексики и никого не убил.

Теперь представьте, что было бы, если бы такой ураган обрушился на обжитую часть береговой линии. В США сейчас прибрежные городские районы растут быстрее, чем где бы то ни было. Штормы и повышение уровня моря – не единственные угрозы. Не имеющий выхода к морю Мехико ежегодно затопляется ливнями с грозами. А ведь именно в города бежит население, когда засуха, голод или другие стихийные бедствия делают сельские районы непригодными для жизни. Город, который не воспринимает изменение климата всерьёз и не готовится к его последствиям, роет себе могилу.

Сет Шульц (Seth Schultz), ведущий аналитик C40, на пальцах объясняет, как примерно город прикидывает баланс парниковых газов по каждому решению, которое обсуждается. Допустим, вы планируете новую ветку метро. Энергия для неё может быть получена от комбинации различных источников, каждый со своим профилем выбросов. Теперь пассажиры. Предположим, известно, что каждый месяц совершаются 30 миллионов поездок на метро. Каким будет прирост за счёт новой линии? На сколько упадёт продажа бензина по этой причине? И так далее, виток за витком.

Но этого мало. Необходимо привести к единому знаменателю систему учёта парниковых газов для всех городов, а ведь у каждого есть своя сложившаяся бюрократия. Например, в одном городе вывоз отходов на свалку отслеживает управление коммунального хозяйства (то есть владелец груза), а в другом – транспортное управление, грузоперевозчик. У них будут разные данные, и пока вы не разберётесь в этом, путаница неизбежна: вы просто не знаете, какими показателями оперируете.

Разумеется, это упрощённая картина. Но даже из неё понятно, что достижение цели 2°C не будет лёгкой прогулкой, хотя некоторые учёные-климатологи были бы рады установить ещё более радикальные ориентиры. Попутно сложилось сильное несоответствие между тем, чего ждёт широкая общественность и что обсуждают специалисты. Предел 1,5°C невозможно удержать, если не случится чудо. Исследовательская группа из университета Мельбурна опубликовала спиральные диаграммы, показывающие, насколько близко мы уже приблизились к цифре 1,5°C. И у нас осталось очень мало шансов, чтобы устоять на рубеже 2°C.

Даже если бы мы сегодня фантастическим образом остановили все выбросы парниковых газов, мы не остановили бы эффект разогрева, поскольку закисленные океаны будут догонять атмосферу.

Многие люди думают, что у нас есть много времени для действий по изменению климата и что мы можем избежать наихудших последствий, медленно и неуклонно сокращая выбросы парниковых газов в течение следующих десятилетий. Но это не тот случай. Мы уже испытываем опасные последствия изменения климата. И почти наверняка будет ещё хуже.

Это не означает, что правительства должны сдаваться. Это означает, что мы должны делать всё возможное для ограничения глобального потепления, одновременно готовясь жить в меняющемся мире.

Виджет Фейсбук

 

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Города в 21 веке
000970186
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
471
1418
15678
970186

Ваш IP: 54.90.159.192
Server Time: 2017-12-13 07:36:09