Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Города в 21 веке. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Города в 21 веке. Read more...
   |   

Зачем России нужно углеродное регулирование

Сергей Юрьевич Честной, представитель Российского партнерства за сохранение климата, советник гендиректора ОК «Русал».

На текущий момент Парижское соглашение по климату ратифицировали более 150 стран, но Россия не в их числе. Уже сейчас наблюдается тенденция проработки компенсационных мер теми странами, которые ввели у себя углеродное регулирование. Что это означает? А то, что в будущем, в случае их введения, могут взиматься таможенные пошлины или сборы на товары из стран, где нет подобного регулирования. В связи с этим Парижское соглашение следует рассматривать с точки зрения возможностей для повышения конкурентоспособности экономики РФ и отечественной продукции на мировом рынке. В противном случае компенсационные меры могут ограничить возможности российских компаний.

Так что же скрывается за термином «углеродное регулирование»? Это налог или система торговли квотами на выбросы парниковых газов в атмосферу. Для развития углеродного регулирования в России создается необходимая основа – система отчетности предприятий о выбросах парниковых газов, разработкой которой занимаются Минприроды России и Минэкономразвития России. После того, как система отчетности будет окончательно создана, следующим шагом России должен стать выбор модели углеродного регулирования – рынок или налог.

Установление цены на выбросы углекислого газа – подход далеко не новый и уже реализуется многими странами на национальном или корпоративном уровнях.

По данным Всемирного банка, углеродное регулирование введено в 40 странах и более чем в 20 регионах, что покрывает около 15% глобальных выбросов парниковых газов (по данным на 2016 год). Число применяемых механизмов выросло почти в два раза по сравнению с 2012 годом и достигло суммарного объема рынка порядка 50 млрд долл. И торговля квотами, и углеродный налог имеют свои плюсы и минусы. К очевидным преимуществам налоговой модели можно отнести простоту реализации: не требуется создания новой институциональной инфраструктуры – налоговые системы действуют в каждой стране. Но в этом случае важно правильно определить размер самого налога, чтобы он по-настоящему был инструментом, стимулирующим снижение выбросов, а не ограничением предпринимательской деятельности.

Углеродный рынок – более сложная схема. Здесь сами предприятия должны участвовать в торговле, то есть выставлять на продажу или приобретать квоты, государство создает торговые площадки и обеспечивает контроль их деятельности. Но все же основным вызовом углеродного рынка является правильность распределения квот. Их недостаток вызовет неадекватный рост цен, а переизбыток – падение. В Европе именно по причине перенасыщения рынка стоимость квот колеблется на уровне 2-3 евро за тонну эквивалента СО2, в то время как прогнозировалось 10-20 евро.

Кроме этого, есть довольно объемный список исключений – например, в Европейской системе торговли энергоемкие предприятия (производство стали, алюминия и др.) имеют право получать бесплатно до 100% квот (при соответствии принятому в отрасли наименьшему показателю выбросов). Это создает неравенство среди производителей в зоне ЕС – кто-то платит, кто-то нет. Хотя по замыслу авторов мера направлена на снижение риска так называемых углеродных утечек – то есть переноса производств в страны без углеродного регулирования. В этой связи логично предположить, что самым эффективным способом борьбы с утечками являлось бы всеобщее участие в углеродном регулировании, когда не будет стран без регулирования. Необходимо глобальное и универсальное регулирование.

Безусловно, это не самая быстрореализуемая задача, но движение в этом направлении есть. Коалиция лидеров по углеродному ценообразованию, созданная под эгидой Всемирного банка в 2015 году и объединяющая правительства 30 стран и регионов, 140 компаний, финансовых учреждений и общественных организаций, поставила перед собой задачу увеличить долю глобальных выбросов, подпадающих под углеродное регулирование, в два раза к 2020 году и еще в два раза к 2030 году.

Возвращаясь к России, полагаю, какая бы модель углеродного регулирования ни была выбрана, она должна стимулировать компании инвестировать в низкоуглеродное развитие, а не создавать очередные сложности и барьеры. В связи с этим для смягчения последствий введения углеродного регулирования необходимо предусмотреть переходный период и меры компенсации, особенно для наиболее чувствительных отраслей. Это касается прежде всего угольной и иных сфер производственной деятельности с высоким уровнем эмиссий СО2. Как пример успешного решения этих задач можно привести углеродный налог провинции Британская Колумбия в Канаде – при его введении были упразднены или снижены иные социальные и подоходные налоги. Кроме того, стоит задуматься и о создании целевого экологического фонда, в который бы поступали углеродные платежи для последующего финансирования программ в области охраны окружающей среды, энергоэффективности, адаптации к изменению климата.

В любом случае система углеродного регулирования не должна снижать конкурентоспособность бизнеса, а должна быть мотивирующей к повышению энергоэффективности и ресурсосбережению как для компаний, так и для государства.

 

Виджет Фейсбук

 

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Города в 21 веке
001012930
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
171
884
18488
1012930

Ваш IP: 54.82.29.141
Server Time: 2018-01-18 03:53:28