Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Города в 21 веке. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Города в 21 веке. Read more...
   |   

Кто в Украине зарабатывает на CO2?

В марте нынешнего года компания «Донецксталь-металлургический завод» стала готовиться к закрытию на своем заводе всех мартеновских печей и масштабной модернизации. Закончить ее планировалось к октябрю

Сроки зависели от возможностей финансирования, и компания возлагала надежды на доход от продажи квот на выброс парниковых газов. Одна тонна Единиц сокращения выбросов (ЕСВ), которыми измеряются парниковые квоты, в марте стоила €5. Значит, только на продаже 1,37 млн т ЕСВ, сэкономленных на модернизации, «Донецксталь» могла заработать €6,85 млн.

Но провести модернизацию в запланированный срок компании не удастся. В течение восьми месяцев продать свои ЕСВ «Донецксталь» не могла – но не из-за отсутствия покупателей, а из-за того, что «добро» на это не давало Государственное агентство экологических инвестиций. 

Рынок углеродных квот появился в результате вступления в силу в 2005 г. Киотского протокола, по которому ряд индустриальных стран обязались снижать вредные выбросы в атмосферу. Правительства продают предприятиям квоты на загрязнение, и те решают для себя, продолжать их покупать или снижать уровни выбросов.  Но с начала года Агентство экологических инвестиций, по сути, заморозило в Украине рынок квот –  не принимает к регистрации новые проекты и не выдает заработанные компаниями ЕСВ, которые те могли бы продать международным клиентам за живые деньги.

Компаний, ЕСВ которых оказались заблокированы Агентством, в Украине уже десятки. Причина, по мнению пострадавших, в желании чиновников агентства «получить процент» с рынка объемом €790 млн с помощью доверенных компаний. И действительно, при посредничестве нескольких недавно появившихся на рынке компаний получить и продать ЕСВ намного легче.

Шестеренки заело

Процесс получения денег от продажи ЕСВ в Украине никогда нельзя было назвать быстрым. С момента регистрации проекта и до получения ЕСВ в хорошие времена, по словам независимого эксперта Тараса Бебешко, могло пройти до полутора лет. Но при этом сроки каждого из этапов процесса были строго регламентированы. Согласно постановлению Кабинета Министров Украины №206 от 2006 года, на одобрение проекта у Госагентства был один месяц (если к заявке не возникало замечаний), на выдачу письма поддержки – еще один.

Но с начала 2012 года даже этот громоздкий механизм практически не работает. «Сначала, когда в январе начались задержки с выдачей компаниям писем поддержки и выпуска ЕСВ, никто особо не волновался, ведь все списывали это на процессы реорганизации внутри Госагентства – накануне его возглавил новый руководитель», – говорит Ольга Виногородская, директор по финансированию инновационных проектов «Донецкстали». Но затем, по ее словам, со стороны Госагентства начались придирки и проволочки, с какими компания раньше не сталкивалась. С января по июль у всех компаний, входящих в Группу Донецксталь, в подвешенном состоянии находились проекты суммарным объемом 1,85 млн ЕСВ. Но проблема – далеко не единична.

На разной стадии реализации в Украине – от проектной документации до выдачи ЕСВ – сегодня находятся проекты общим объемом в 346,3 млн ЕСВ (данные на 25 июля).  Формально Госагентство за восемь месяцев выдало рынку даже больше своей годовой нормы – 49,6 млн ЕСВ в рамках 57 проектов. Но без проблем Агентство «отпускает» ЕСВ только государственным предприятиям (облгазам и облэнерго), и приближенным к власти владельцам обогатительных фабрик.  Крупным частным инвесторам получать единицы практически не удается. 

Углеродные транзакции в Украине*

  2008 2009 2010 2011 2012
Количество выпущенных ЕСВ, млн 0 3.2 11.3 48.3 49,6
Количество проектов с выпущенными ЕСВ 0 10 25 72 57
Количество покупателей квот 0 9 17 35 11

* данные за 2012 год – по состоянию на 7.09.2012

Источник: Украинский реестр углеродных единиц

 

«Пока срок рассмотрения документации по нашим проектам незначительно превышает установленные текущим законодательством сроки. Но  Госагентство не предоставило разъяснений о причинах превышения сроков», – говорит, к примеру, Андрей Фаворов, директор по коммерческой деятельности ДТЭК. 

Проблема назрела настолько, что 18 июля представители десятка крупных украинских компаний собрались на специальное заседание участников углеродного рынка, чтобы составить совместный план действий для решения вопроса. Согласно протоколу заседания (есть в распоряжении Forbes.ua), среди пострадавших – компании ДТЭК, ТНК-BP, АрселорМиттал Кривой Рог, ISTILL, Global Carbon  и т.д.. В большинстве компаний предпочитают не давать официальных комментариев по этой проблеме, но не под диктофон охотно объясняют, каковы ее масштабы.

Подачка рынку

В чем проблема простоя? В том, что из-за него компании не могут потратить на реализацию «зеленых» проектов, деньги, которые, казалось бы, уже у них в кармане. По состоянию на 4 сентября стоимость одной тонны ЕСВ составляла €2,46.  Это значит, что госагентством заблокированы контракты общим объемом почти €780 млн.

А главное, в том, что каждый месяц «простоя» оборачивается для компаний дополнительными потерями суммарным объемом в десятки миллионов евро. С начала года цена ЕСВ на бирже значительно снизилась: еще в марте она составляла в среднем €4,4 за тонну.  «Вот и считайте, какие потери только из-за задержки в выдаче ЕСВ несет клиент,  когда на продажу выставляются миллионы тонн», – говорит руководитель Фонда экологических целевых инвестиций (занимается сопровождением проектов по торговле ЕСВ) Алексей Хабатюк. Та же «Донецксталь» потеряла из-за падения цены около €2 млн, говорит Виногородская. 

Правда, по словам Хабатюка, у ряда компаний были заключены долгосрочные контракты на поставку с фиксированными ценами на уровне €7-€9 за тонну ЕСВ. Но задержка со стороны Госагентства создает проблемы и с этими контрактами. Наличие таких проблем признает Фаворов из ДТЭК, а Хабатюк говорит, что из-за несоблюдения сроков поставки ЕСВ, некоторые компании даже были вынуждены объявить по долгосрочным контрактам дефолт. В результате компании потеряли по €5-€7 на тонне ЕСВ.

По данным протокола июльского заседания, суммарные потери украинских компаний от заморозки рынка квот уже на тот момент составляли больше €100 млн.

После обращения Forbes.ua за разъяснениями к Государственному агентству экологических инвестиций в конце июля, оно сообщило о том, что разблокировало выдачу 6 млн ЕСВ по десяти проектам.  Среди получателей – компании, проекты которых «висели» на рассмотрении больше 7 месяцев: «Энергомашспецсталь», «Донецксталь», «Югцемент», «Монолит-Украина», «Ивано-Франковскцемент» и «Райз-Максимко».

Но, несмотря на формальное «разблокирование» процесса, участники рынка отнеслись к нему скептически. «Это всего лишь попытка «выбить» из их рук аргументы на случай, если мы захотим предпринять активные действия», – говорил тогда один из собеседников Forbes.ua. Так и вышло: с 25 июля и по сегодняшний день Госагенство вновь застопорило любую работу с частным бизнесом. Участники рынка подтверждают, что проблема продолжает стоять на повестке дня для каждого из них.

 

Новая метла

«Начало проблеме положили, наверное, яростные публикации в СМИ в октябре прошлого года», – осторожно говорит представитель одной из украинских компаний, торгующих квотами. Тогда представители подразделения Рамочной конвенции ООН по вопросам изменения климата (РКИК) ООН «отключили» Украину от системы международной торговли парниковыми квотами за систематические нарушения требований конвенции. Пресса подняла много шума вокруг того, что из-за этой ошибки Украина может потерять сотни миллионов евро. «Очевидно, эти фразы о потенциальных заработках и обратили внимание определенных людей на данную сферу», – говорит собеседник Forbes.ua.

Через неделю после «отключения» глава Госагентства экологических инвестиций Сергей Орленко был уволен. Следующие два месяца ему не могли подобрать преемника. Новый руководитель, Владислав Якубовский, появился у агентства лишь в декабре. И выдача квот почти сразу прекратилась.

Якубовский и его первый зам Иван Варга не стали общаться с Forbes.ua напрямую, перенаправив на пресс-службу. Согласно ее объяснению, основная причина проблем – в том, что в нынешнем году значительно выросло число документов, которые подаются на рассмотрение в Госагентство, при этом их качество стало гораздо хуже. «Много документов приходится возвращать на доработку», – говорится в официальном ответе Агентства. Но в компаниях говорят, что никакие документы им не возвращаются и никаких замечаний агентство не делает. «Мы несколько раз обращались к Госагентству за разъяснением ситуации по поводу блокирования проектов нескольких наших клиентов, но официального ответа ни разу не получили», – говорит Хабатюк.

В объятия «правильных» посредников


Замглавы Государственного агентства экологических инвестиций Иван Варга

Пострадавшие от заморозки рынка считают, что чиновники пытаются подтолкнуть их к сотрудничеству с конкретными посредническими компаниями.

Дело в том, что продавцы ЕСВ редко работают напрямую с иностранными покупателями. Обычно квоты продаются через международных брокеров. «Они хорошо знают рынок, постоянно мониторят его, и поэтому часто выступают посредниками», – объясняет Ольга Виногородская из «Донецкстали». В число таких брокеров входят, к примеру, нидерландская Global Carbon или испанская Endesa Carbono.

С конца 2011 г. работать с Госагентством у той же Global Carbon, которая сопровождает сделки с «Энергомашспецсталью» или «Донецксталью», практически не получается – с января по конец июля она не смогла получить ЕСВ ни по одному из проектов, а подвижки по нескольким проектам, которые произошли с тех пор, стали следствием активного вмешательства в проблему посольства Нидерландов.

Зато три четверти из выданных в 2012 году ЕСВ смогли оформить компании, работающие всего с тремя малоизвестными рынку компаниями: британской Ohana LLP, латвийской Vidzeme Eko, и швейцарским брокером VEMA S.A. Четвертую по величине порцию квот получила CEP Carbon Emissions Partners S.A.Облгазы, облэнерго, обогатительные фабрики – клиенты именно этих компаний. 

Работать этим компаниям настолько легко, что за последние восемь месяцев они смогли получить единицы выбросов даже по тем проектам, которые были зарегистрированы только в апреле-июле 2012 года – то есть при других обстоятельствах могли выйти на этап получения ЕСВ лишь через год-полтора. К примеру, «зеленые» проекты двух обогатительных фабрик – Московской и Никитовской – были зарегистрированы лишь 24 июля, а уже 30 августа получили первые ЕСВ. Невиданная для рынка скорость. 

Forbes.ua удалось узнать, что две из четырех компаний – VEMA S.A. и CEP Carbon Emissions Partners S.A. – зарегистрированы на один юридический адрес в Швейцарии, и возглавляет их один и тот же человек – некто Фабиан Нодель. Причем в обеих компаниях он, очевидно, выполняет лишь номинальную роль. Официальный собственник VEMA S.A., согласно информации о компании в швейцарском реестре, – житель Греции Валентин Бортник. На запросы Forbes.ua на своей странице в Linked.In и на корпоративную почту Бортник на момент публикации статьи не ответил.

Виджет Фейсбук

 

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Города в 21 веке
000949666
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
315
627
21945
949666

Ваш IP: 54.162.139.105
Server Time: 2017-11-25 13:28:26