Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Города в 21 веке. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Города в 21 веке. Read more...
   |   

Может ли архитектор совершить чудо?

города в 21 веке

Города с высокой плотностью застройки начинают всё больше ценить достоинства зелёных стен. Отсутствие пространства для зелёных насаждений на земле толкает к осваиванию вертикальных пространств, к городским садам, взбирающимся по стенам зданий.

Зелёная масса здесь обычно не настолько густая и плотная, чтобы давать заметные показатели связывания углерода, но она реально снижает эффект городского теплового острова. Исследования доказали, что даже тонкий слой зелени может понижать температуру окружающей среды до 2°C, хотя охлаждение зависит и от скорости ветра, и от уровня затенённости участка. Это может снизить температуру в помещении примерно на один градус, в зависимости от толщины стен, эффективности теплоизоляции и ориентации по солнцу. Тем самым уменьшается потребление энергии, поскольку отпадает необходимость в дополнительном охлаждении.

Естественная защита интерьеров от высоких температур и избыточной влажности является экономичным экоустойчивым решением для владельцев здания. Зелёные стены также захватывают дождевые стоки и обеспечивают среду обитания для птиц и насекомых-опылителей. Наконец, их эстетическая ценность и позитивный психологический эффект для жителей города также нельзя сбрасывать со счетов.

Однако не все внешние стены подходят для посадки, и первым критерием является количества солнца. Сильно затенённые фасады не стоит озеленять. Кроме того, надо помнить о расходах и техническом обслуживании, каковое включает наблюдение за системой орошения, опыление, прополку и замену больных или мёртвых растений.

Для многих в России это прозвучит неожиданно, но в мире именно Япония была на переднем крае озеленения зданий в течение последних нескольких десятилетий. Здесь архитекторы и эксперты ухитрялись выращивать растительность на стенах, крышах и любой другой поверхности, доступной для опытов. Модульные зелёные стенные блоки для домашней установки доступны даже японским домохозяйкам. Завершённый в 1994 году международный бизнес-центр ACROS Fukuoka Prefectural International стоимостью 380 млн. долларов является одним из самых ярких примеров зелёной архитектуры 1990-х годов. Он использует растительность на фасаде и на крыше для создания энергоэффективной и экологически чистой оболочки здания, не забывая о потребности жителей в зелёном пространстве в городской застройке, но обеспечивая при этом и потребности владельца в коммерчески выгодном использовании объекта. Эти две идеи часто не совмещаются у творцов современной инновационной агро-городской модели.

Это детище аргентинского архитектора и промышленного дизайнера Эмилио Амбаса (Emilio Ambasz), одного из основателей движения за устойчивость. Он построил для застройщика здание смешанного назначения, удвоив размер примыкающего парка за счёт создания 15 благоустроенных террас. Здание как бы впустило на себя парк (последний кусок зелёного пространства в центре города Фукуока) позволив ему вскарабкаться на весь южный фасад через серию ступенчатых садов. Так образовалась непрерывная зелёная поверхность, идеально подходящая для упражнений, медитации и расслабления вдали от шума и толчеи города.

Посетители могут подняться по зигзагообразным лестницам в сад на верхней площадке крыши, чтобы полюбоваться на гавань и окружающие горы. Это не мешает зданию быть фантастически успешным в коммерческом плане, поскольку оно полностью заполнено премиальными арендаторами, готовыми платить по повышенной ставке.

Противоположная, северная сторона здания, выходящая на самую важную артерию финансового района города, представляет собой обычный офисный фасад из полосатого стекла, каждый из рядов которого чуть наклонён наружу. Внутри здания – 100 000 кв. метров многоцелевого пространства на 14 этажах, где нашлось место выставочному залу, городскому музею, театру, конференц-залам, правительственным и частным офисам. Всё это сосредоточено вокруг атриума на всю высоту и четырёх подземных уровней парковки (тогда ещё их боялись строить) и торговых площадей.

В условиях жесточайшего дефицита земли центр ACROS Fukuoka одновременно служит и зданием, и садом, демонстрируя, что городская мегаструктура может сосуществовать с открытыми общественными пространствами. Владельцы здания счастливы и остаются клиентами Эмилио Амбаса. Город даже выбрал очертания профиля здания для использования на своих официальных канцелярских принадлежностях, считая, что он воплощает тот образ, который Фукуока хотела бы транслировать окружающему миру.

Осознавая, что фасад, покрытый листвой, сам по себе автоматически не превращает объект в экологичный, Эмилио Амбас решил насколько возможно вернуть общине землю, занятую зданием, путём проектирования объекта столь тесно сливающегося с окружающим ландшафтом, что было бы невозможно заметить, где кончается одно и начинается другое. Внешний декор здания должен был подвергаться в таком случае всем сезонным изменениям и колебаниям, а это могла обеспечить только растительность на крышах и стенах в виде садов. Здание становилось парком, а парк становился зданием.

Амбас писал: «Я всегда советую использовать только местные растения, которые растут не дальше 20 км от строительной площадки. Я также всегда работаю только с местными садоводами. Они знают и любят местную флору и более склонны использовать её живым и неакадемическим образом».

И далее: «[Сорок лет назад], когда я начинал, сложно было отыскать техников, способных грамотно обустроить сады на крыше или вертикальные зелёные стены. Вообще сложно было отыскать людей, которым был интересен такой тип зелёной архитектуры. Это сейчас много компетентных компаний, специализирующихся на этом типе конструкций. И как я начинал? Простые садовники были моими лучшими друзьями. Не требуются два высших образования, чтобы сообразить, как обеспечить хороший дренаж, как убедиться, что вода, просачивающаяся из сада на крыше, не протекает прямо на фундамент, как сложить хорошую подушку из гравия, песка и земли, а также как правильно проложить трубы по крыше».

В мае 2010 года Эмилио Амбас опубликовал в майском номере журнала итальянской архитектуры и дизайна Domus эссе под названием Sustainability’s Transubstantiation(«Пресуществление экоустойчивости»). Здесь он написал: «Мне повезло, что мы смогли продемонстрировать на проекте ACROS, что зелёное может победить серое, что перепады тепла и холода могут быть значительно сглажены с использованием таких экономичных и экологических природных материалов, как земля и растения, и что вы можете иметь 100% земли и 100% здания одновременно, то есть можно иметь дом и сад вместе, а не «дом в саду», где 40% съест дом, оставив саду 60% «.

В случае с центром ACROS площадь пятна застройки составляла около 13 000 кв. метров. Абсолютно вся эта территория была возвращена горожанам в виде общедоступных террасных садов. Эмилио Амбас вспоминал: «Для меня ещё одной причиной взяться за проектирование этого здания было желание вернуть гражданам Фукуоки зелёную территорию, которую отцы города были готовы уничтожить ради арендной платы. И в результате и город получил свою аренду, и люди остались счастливы. Все в выигрыше. Иногда архитектору удаётся совершить чудо».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Виджет Фейсбук

 

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Города в 21 веке
000969717
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
2
1418
15209
969717

Ваш IP: 54.83.122.227
Server Time: 2017-12-13 00:00:04